Freya_M
Название Путь домой
Фандом: Древние
Персонажи: Клаус, Фрея, Кэролайн
Категория: джен с маленьким налетом гета
Формат: Мини 1277 слов (до редактирования было 1127 за час)
Жанр "вырезанная сцена"
Предупреждение упоминаются события четвертого сезона ДВшки, и флешфоварды из будущего, где якобы спустя три года от событии седьмого сезона Кэролайн работает на тв.



Он никогда не придумывал своих картин, в том то и была его беда: он их видел, и только после того как картина была нанесена на холст, он прекращал ее видеть всякий раз когда закрывал глаза.
Бывало так, что он не понимал – почему он это рисует. Зачем его преследует образ бала в Новом Орлеане в начале 20-ого века? Зачем его преследует улица Парижа в самом своем не самом живописном виде – грязная дорога, нищий старик и равнодушные жители, воняющие удивительной смесью духов, пота и гнилой рыбы, олицетворяющие своим видом и смрадом конец душного лета…
Но он рисовал и эту улицу и почти десяток других, таких же странных мест, выводя каждое очертание, каждую деталь неосознанно, но скрупулёзно и со злостью на себя. Он настолько не любил эти картины, что всегда прятал от своих и чужих глаз. Выбрасывать или уничтожать то, на что потратил свои силы и время было не в его характере но и оставлять их среди своих продуманных работ он не хотел.
Такое неясное наваждение нападало на него примерно раз в век, и таких картин, бессмысленных и непонятных даже для автора собралось уже девять.
***
Мистик Фоллс 2012
- Я рылась среди твоих картин, оставила небольшой бардак - однажды совершенно равнодушным голосом заявила Кэролайн даже не удосужившись посмотреть ему в глаза во время диалога.
Этой ночью он спас ее от своего же укуса, но она запомнила больше первую часть истории и праведно, как она думала, злилась, совершенно не понимая, что было сотни вампиров которые были отравлены зубами Первородного Гибрида, и только один из них заслужил противоядие, не будучи готовым отдать Гибриду свою душу. Кэролайн не отдала душу, даже гордость или хотя-бы тело, и сейчас, глядя куда-то в сторону бросалась такими глупыми фразами. Его это позабавило, ведь на самом деле, она хотела сказать, что смотрела все его картины вместо того, чтобы искать клинок Охотника ради которого они с Тайлером и разворошили его дом. Значит, ей интересно, на комплименты она скупиться не будет, но одно внимание говорит само за себя. Клаус улыбнулся.
- И как тебе?
- Серия из девяти картин понравилась, разные эпохи и одна женщина, не сразу поймешь, в чем суть. Странно, что ты их так прятал, я была уверена, что в таком тайнике может лежать меч охотника, кол из белого дуба… но точно не твои картины.
Сначала он поморщился непонятливо, но число «девять» его смутило, а уж фраза про тайник и вовсе явила Клаусу происходящее. Она открыла даже его тайное место, где гниют девять картин.. он никогда не смотрел на них вместе, просто складывал туда раз в век каждую из новых работ, которые были лишены даже любви даже автора, не то чтобы зрителя.
Клаус чтобы не спугнуть откровенность этого неожиданного критика аккуратно спросил:
- В чем же суть?
- Ну, «пасхалка», ищите женщину, -усмехнулась Кэролайн. - Она никогда не находится в центре, будто ты сам ее не видишь… всегда в разной одежде, но ее лицо ярче остальных лиц и смотрит всегда прямо на тебя, - выдохнула Кэролайн но вдруг осеклась своей эмоциональности, и снова включив безразличие, заявила. – В общем, неплохо, только не закончено что ты хотел этим сказать, кто она, и почему она везде?
- Я еще не знаю, - ответил Клаус и вопреки мнению Кэролайн – он был абсолютно искренен.
***
Тем же вечером он был освобожден, ворвавшись в свой дом, где увидел обещанный Кэролайн беспорядок, он подлетел к 9 разложенным по полу картинам и стал искать то, о чем говорила Кэролайн – как же так выходило, что он замечал этой женщины? Она действительно была везде, и это не могло быть случайным совпадением. И она действительно смотрела прямо на Клауса, – вот почему, он так запоминал этот момент каждый век, что не мог его не увековечить, – этот взгляд – прямой и полный каких-то, уже неясных за слоем столетии чувств. Каждый век он забывал о ней и только сейчас, разглядывая каждую картину он понимал что она была всегда.
Вот она поднимает бокал в шампанским, ее взгляд весел и дерзок, вот – она в Париже, не выглядит богачкой, но в отличие от остальных – смотрит только на него, на зрителя, на художника, на Клауса… Беда в том, что если бы она была вампиром он бы явно бы её заметил, запомнил. В девятнадцатом веке ей должно быть не менее чем девятьсот лет. Но он не чувствовал в те моменты присутствие вампира, вообще чего либо столь сильного…
Это можно пояснить только одним – она ведьма, причем настолько сильна чтоб ее нельзя было учуять, и настолько же сильна, чтобы жить сотни лет… Впервые после встречи с Майклом Клауса одолел животный страх…
***
Два года спустя. Новый Орлеан.
Он узнал ее не сразу – долго всматривался в лицо новоявленной сестры Фреи, во время первой встречи и не мог понять, когда же видел ее. Позже когда увидел ее издали, в двери своего дома он вдруг понял, кого рисовал эти годы, чей образ раз в столетие терзал его, не давал уснуть пока не будет запечатлен, пока не станет жить отдельным произведением искусства…
Её слова это подтверждали – она говорила о том, как усыпала на сто лет и просыпалась только на год, говорила о том, что знала, где находились Майклосоны весь свой слишком долгий век.
Вот и разгадка этой истории – всего лишь сестра, слишком боящаяся своей семьи чтобы познакомиться, и слишком желающая быть с ними чтобы не следить за ними век за веком, не наблюдать с улиц различных городов, теряясь в толпе но, смотря прямо на него, на младшего брата, который каждую ночь, после встречи с ней не мог забыть и не мог понять.
Как-то раз она уснула прямо в кресле с горящим камином, в комнате было темно и дитя как и Фрею освещал только свет от огня. Малышка Хоуп уже выскользнув из всех защитных преград просто сидела в ногах тетушки самозабвенно проверяя на прочность плюшевого зайца избивая его о деревянный пол в какой-то миг она замерла и почему-то посмотрела прямо на Фрею - .несмотря на неудобную позу, улыбка Фреи во сне была действительно безмятежной.
Клаус аккуратно забрал ребенка, чтобы не будить сестру, и укладывая дочь спать, понимал что ему ночь эту спать не придется. Он знал, что будет аккуратно выводить на холст увиденную им прекрасную картину надеясь передать хоть часть ее очарования, финалом серии тех убожеских работ с заблудившейся в городах, веках и чувствах женщине. Вся разница в том, что теперь, он понимает смысл своей картины…
Три года спустя
- Видел тебя по телевиденью, - решил он без приветствии выдохнуть эту весть в затылок Кэролайн.
Кэролайн, как он и ожидал, забавно передернулась и в следующий миг сжала изящные ладони в маленькие кулачки. Она была очень мила, когда злилась – сущий ребенок. Отойдя на более целомудренное расстояние, Клаус глядел на нее с невинной улыбкой.
- Я тут в командировке, - отрезала Кэролайн.
- Понимаю, ты там хорошо выглядишь, в телевизоре, интересно посмотреть как ты будешь инсценировать свою смерть когда придет время состариться?
Кэролайн не ответила, она глубоко вздохнула и медленно двинувшись по залу сказала словно бы в пустоту:
- Мне было интересно, какие картины ты выложишь, на эту выставку.
- Я много выкладывал, это не первая и не последняя, - мигом ответил Клаус. - Сегодня небольшая выставка, я ничего не продаю из этих работ. Слишком многое они значат для меня и для моей семьи.
- Ты их прятал от всех, - вспомнила она. - Что же теперь изменилось?
- Я их понял, - он кивнул на картину в центре круглого зала. Кэролайн подошла к ней и обернулась на Клауса. – Это последняя – каждая из тех картин называется городом и датой когда я ее рисовал 14– -ый год каждого века, а эта, финальная – называется «Дом. 2014».
На картине в на кресле спала женщина с блаженной улыбкой на устах и растрепавшимся внешним видом, ее лицо озарял камин, а внизу на нее внимательно смотрел ребенок в девичьем детском платье.
- Ты спрашивала, что делает эта женщина. Она просто шла домой.

@темы: Категория: джен, Кроссовер с Дневниками Вампира, Пейринги: Клея, Пейринги: разное, Персонаж: Клаус, Персонаж: Фрея, Фанфики