Название: Женщины всегда предают
Автор: Alysia
Бета: Норик, **Nimfadora**
Размер: мини, 1681 слово
Пейринг/Персонажи: односторонний Финн Майклсон/Камилла (Ками) О’Коннелл, упоминаются Камилла (Ками) О’Коннелл/Клаус (Никлаус) Майклсон, Эстер Майклсон, Ребекка Майклсон
Категория: гет
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: события 2x07 со стороны Финна.
Краткое содержание: Женщины всегда предают из любви к мужчинам, только мужчин выбирают не тех.
Размещение: только после деанона
Для голосования: #. WTF The Originals 2015 - работа "Женщины всегда предают"

Женщины — они всегда предают. Это самые коварные существа на свете, и одновременно самые прекрасные — они не предают ради денег или славы. Нет, у них всегда есть благородная цель, слово, которое держит этот мир и которое символизирует женщин, — Любовь.

Они предают из любви. Из любви к мужчине: к мужьям, к сыновьям, к братьям, любовникам или просто тем, в кого имели неосторожность безответно влюбиться.

Если ты завоюешь сердце женщины, она предаст ради тебя, она убьет любого ради тебя, может, даже саму себя, если тебе это будет необходимо. Беда лишь в том, что для того, чтобы завоевать сердце женщины, недостаточно быть преданным, послушным, влюбленным и во всем идеальным. Ты можешь быть слабаком, ленивым и похотливым ублюдком, никчёмным и жалким во всем, но женщины будут умирать ради тебя, убивать ради тебя и предавать всех, кто имел неосторожность поверить им, а может, даже полюбить.

Камилла О’Коннелл — прямое доказательство этого. Она была идеальна, как казалось Финну, — она была красивой, но её красота чистая, теплая, она не зазывающая, не агрессивная; это красота Женщины, а не девки. Финн редко встречал таких женщин на своем веку, и одной из них была его мать. Ками умела и любила слушать, она была умна, но не кичилась этим. За все время их общения Финн заметил в ней только один недостаток — она не умела скрывать свои чувства. И можно было легко понять, что в её сердце поселилось что-то плохое, точнее, кто-то очень плохой.

Как сейчас говорят: «Раковая опухоль, съедающая изнутри», — отличная метафора для Клауса, поселившегося в её сердце и разъедающего её чувства, мечты и желания. Финн понял это по тому, как во время их сеансов с Камиллой она никогда сразу не говорила о Клаусе. Чтобы хоть как-то вынудить её заговорить о нем, нужно было раскрыть её душу очень глубоко. Необходимо было стать тем, кому она достаточно доверяет и с кем готова поделиться своей тайной. Тайной, которую она сама не понимает. Камилла даже врет о своих чувствах, причем врет хорошо, и врет самой себе. Финн кивал, но отлично понимал, что она неправа: безразличный мужчина не может находиться глубоко в сердце женщины, среди самого сокровенного и самого тайного, а возможно — для нее постыдного. И Финну придется хорошо постараться, чтобы Камилла раскрыла эту тайну своего сердца.

Когда Эстер собирала информацию про О’Коннелл, все как один говорили: у нее «особые отношения с Клаусом», но кроме того, что их часто видели вдвоем, и они противоположных полов, доказательств никто не предоставил. Поэтому Финн и не верил в эти слухи, а надеялся сам понять, что между ними происходит. Во время общения с Ками он осознал — между ними что-то действительно есть, но одновременно — между ними ничего быть не может. Ведь Ками была достаточно умна, чтобы понимать: Клаусу не стоит верить, и уж тем более он не достоин того, чтобы его любить.

У нее были и другие мужчины, были те, кого она любила, и они были явно лучше Клауса, что весьма несложная задача, учитывая то, кто такой на самом деле Клаус — трус, подлец, бездарность и бастард. Но все-таки Ками выбрала его, поселив Клауса в своём сердце, не замечая, как посвящает ему свою жизнь. А дни без Клауса превращаются для неё в томительное ожидание его появления.

Неспешно, но Камилла все же совершала эту фатальную ошибку, снова напоминая Финну его мать. Эстер тоже всегда выделяла Клауса среди остальных своих детей. Хотя Финн откровенно не понимал — за что?

Клаус был слабаком, и за это его ненавидел отец; он был дураком, не желающим учиться, но он всегда получал благословение и любовь матери больше, чем все остальные дети. Она даже простила его за собственное убийство. Даже когда она решила уничтожить созданное ею зло — своих детей, то Клаусу никогда не вменяла в вину то, что он лишил её жизни.

Финн всегда был верен Эстер, он исполнял все её пожелания, прилежно учился. Он даже смог за несколько месяцев изучить психологию — настолько, что Камилла, осваивавшая эту науку несколько лет, до сих пор его не раскрыла. Он был талантливым колдуном, развил свои способности, но Эстер это было неинтересно, она все время рисковала своим новым телом, пытаясь заставить Клауса быть на её стороне. Она все время пыталась уговорить принять свое собственное спасение — нормальную жизнь человека, несмотря на то, что рядом с ней всегда был послушный Финн. Эстер был нужен её любимый сын — бастард, дурак и параноик — Никлаус. И так было всегда.

Такой же была и Ребекка. Она всегда прощала ему унижение и боль от потери матери и возлюбленных, и все ради брата. Финну бы она такого никогда не простила. Несмотря на то, что он бы никогда так не поступил со своею сестрой, до того момента как она предала его первой. Как женщины всегда и делают.

Финн простил Ребекке и то, что когда Клаус поразил его кинжалом, а после закрыл в гробу на тысячу лет, — она не мешала, она даже не особо и скривилась, наблюдая за тем, как Финна приговаривают к вечному сну. Финн не заметил ни истерики, которая была так близка её характеру, ни уговоров, ни даже слезинки, а ведь это было последним, что он видел, перед тем как уснуть самым длинным сном в истории человечества. И он простил ей это. Ребекка же любила своего брата, и неважно, что Финн был ей роднее, чем этот возомнивший о себе непонятно что бастард Клаус.

Финн уже не мог простить того, как ему на время показалось, что Ребекка стала его союзницей. Наконец-то его поняла и объединилась с теми, кто был ей действительно родней не только по крови, но и по духу. Как она воткнула кинжал в Клауса, с какой силой она сделала это, с какой решительностью. Ведь тогда она узнала правду о смерти матери и была явно более благоразумной.

Однако её благоразумие исчезло. Сначала Финн обрадовался, когда среди нападавших на него и Эстер сородичей не было Ребекки. Финн был уверен, что она отказалась, наконец-то выбрала правильную сторону. Как выяснилось — нет. И уже потом, когда Клаус нашел Финна и насильно забрал его кровь, чтобы уничтожить связь Первородных, Ребекка была рядом с ним. Она нацеливалась на Финна из арбалета и смотрела словно на пустое место, пока Клаус давал ей распоряжения. Теперь она стала предательницей, как и все женщины. Но ради кого же она предала действительно родного брата?

Теперь тело Камиллы должно было послужить сосудом для души Ребекки. Финну не нравилась эта идея, но он не смог не заметить прозорливости своей матери — Ками и Ребекка были удивительно похожи. Нет, они были совсем разными, но у них была одна общая черта — заноза в душе, они обе зависели от Клауса. Сами того не желая, и даже в чем-то не понимая свою проблему, они обе были поглощены им. И у обеих для этого не было ни единой причины: Ками еще не успела влюбиться в Клауса, а Ребекке он причинил столько боли, что впору было бы ненавидеть его. Но она все равно была рядом с ним. Слушалась его, как верная дочь, которой, к слову, она никогда не была для своего настоящего отца, снова из-за Клауса.

Однако даже в этом у них было большое различие — Ребекка погрязла в зависимости от брата, словно в липкой паутине. Эта паутина из страдания и общих грехов, которая становится все крепче уже тысячу лет, не отпускала её. А Ками еще держалась, пыталась бороться со своими чувствами. Она еще не любила Клауса достаточно, чтобы предавать ради него.

По крайней мере — так думал Финн.

***

Камилла согласилась провести вечер с Фином. Она красиво оделась, нанесла неброский макияж, породив у Финна приятное ощущение некой гордости и приятной догадки — она сделала это ради него. Может, для нее это было и не свидание, а так, маленькая попытка отвлечься, но Финн был уверен — он сможет вырвать, выгрызть из сердца Камиллы это наваждение, разрушающее её жизнь, по имени Клаус Майклсон. Он сможет сделать так, чтобы Ками не влюбилась в Ника. Финн всерьез полагал, что она просто пытается отвлечься, и понимает, что Клаус — это не тот человек, кого ей нужно любить, не тот, ради кого стоит жить.

Впервые за вечер сердце Финна замерло, когда Ками заговорила с кем-то по телефону. Финн впервые пожалел о том, что не имеет вампирского слуха. Она обеспокоенно что-то сказала и неожиданно ушла. Недолго думая, Финн проследовал за ней, а когда он увидел сгорбленную фигуру, которая склонилась над Ками, он снова пожалел, что не имеет вампирской силы. Спугнув загадочного нападавшего, Финн заметил золотистые глаза оборотня, а стоило ему обернуться, как он понял — Ками исчезла. В последний миг он заметил, что её шея была истерзана и Камилла нуждалась в срочном лечении, но она исчезла. Похоже, что пока Финн смотрел за нападавшим, кто-то похитил Камиллу. Вот как оборотни уважают женщину, с которой, по слухам, у Клауса Майклсона «особые отношения».

Поиски не заняли много времени, Финн никогда не был дураком и быстро понял, что его ведут в хитроумную ловушку. А в храме, который уже давно потерял остатки святости после всех убийств, произошедших в нем, Финна поймали и пытались забить, словно дикого зверя, целой стайкой глупцов.

Его окружили два оборотня, один из которых выстрелил Финну в спину, и девка Клауса — гибрид и вампир. Но даже сейчас Финн не сдавался, он помнил, что обладает достаточной магической силой, и сражался, пока на его руки не упали цепи, пока его не предали, снова. Только теперь это была Камилла.

Она была невредимой, раны не шее словно и не было, а о том, что она не померещилась Финну, говорили темные запекшиеся пятна на её черном платье. Поранили и сразу же залечили, а она добровольно пошла на это: боль, страх, и предательство… Нет, Финн ошибся. Из её сердца уже не вырвать Клауса, она уже готова жертвовать собой ради него.

Она говорила быстро и жестко, но в ее глазах Финн видел стыд.

— Прости, Финн. Но ты поступил бы со мной точно так же, — звучало, как оправдание.

«С тобой — никогда! Дура», — автоматически отчеканил в ответ мозг Финна. Он не будет показывать своей слабости, не будет говорить о том, что тайком искал другое тело для Ребекки и впервые спорил с матерью, спорил из-за нее — Камиллы О`Коннелл. Он все еще надеялся спасти её от Клауса. Но все это оказалось бесполезным, Финн имел достаточно гордости, чтобы промолчать. Он проиграл. Проиграл потому, что полюбил женщину, доверился женщине, которая уже сделала свой выбор, хотя еще до конца не понимала этого. Она уже выбрала того, ради кого она будет жертвовать силами, временем, душой, верой и если потребуется — жизнью.

Женщины всегда предают из любви к мужчинам, только почему-то мужчин всегда выбирают не тех.

@темы: Персонаж: Финн, Категория: гет, Персонаж: Клаус, Персонаж: Ками, Фанфики